Thursday, October 2, 2014
3

Франсуа Олланд встречается с миром.

ПАРИЖ. Когда сразу же после избрания на пост следующего президента Франции журналист спросил Франсуа Олланда, каким языком он будет пользоваться, когда впервые встретится с президентом США Бараком Обамой, его ответ был показательным. «Я говорю по-английски более свободно, чем бывший президент, ‑ сказал лидер социалистов, намекая на уходящего в отставку Николя Саркози. ‑ Но французский президент должен говорить по-французски!»

Указывая на свое предпочтение французскому языкув международных делах, Олланд утверждал себя в качестве современного государственного деятеля, а также давал понять, что Франция будет оставаться на международной арене настолько влиятельной, насколько это возможно. Действительно, он провозгласил свою приверженность интернационализму и многосторонности. Для того чтобы остаться страной, которая желает иметь больший вес в дипломатии, в интересах Франции действовать через международные организации, а не полагаться на двусторонние отношения.

Олланд также уверен, что, по историческим и культурным причинам, международная роль Франции должна отличаться от роли других стран. В своей книге Changer de destin (Изменяя судьбу), опубликованной в феврале, он утверждает, что послание Франции будет оставаться универсальным – позиция, напоминающая рождение в 1789 году Французской Республики, которая, как и Соединенные Штаты, изначально задумывалась как торжество демократии и свободы.

Однако, в отличие от Франции, слово «социалист» для большинства американцев является ругательным. Но это может послужить источником силы для Олланда, который, как новый лидер, не имеющий внешнеполитического опыта, будет должен доказать свои возможности действиями. И вот, Обама, в частности, скоро поймет, что Олланд не собирается привносить радикальные перемены. Напротив, его намерения будут направлены на то, чтобы выступать в качестве надежного и стабильного партнера.

Олланд вряд ли будет менее дружелюбен с Америкой, чем Саркози, которого многие считают самым проамериканским президентом Франции. Олланд поддержал военное вмешательство в Ливии в 2011 году и присоединился к осуждению президента Сирии Башара аль-Асада. Один из его ближайших политических союзников недавно заявил, что если Совет Безопасности ООН одобрит военное вмешательство в Сирию, то Франция «может предусмотреть» участие в нем.

Олланд также поддерживает жесткую позицию по отношению к Ирану и в отношении израильско-палестинского конфликта, его книга указывает на то, что он присоединяется к «параметрам Клинтона»: два государства с безопасными границами и статус для Иерусалима, который будет приемлем для обеих сторон. Что касается отношений между Францией и арабским миром, то можно быть уверенным, что Олланд согласен с упором на про-взаимодействие, прозвучавшим в речи Обамы в Каире в 2009 году.

И наконец, что не менее важно, Олланд, вероятно, не ставит под сомнение принятое Саркози в 2009 году решение по реинтеграции Франции в военное командование НАТО. Это решение остается спорным во Франции, в том числе и среди социалистов, но Олланд хорошо знает слабые стороны европейской оборонной политики, которая просто не сможет конкурировать с НАТО.

Тем не менее, в конце мая на саммите НАТО в Чикаго Олланд подтвердит свое обещание вывести французские войска из Афганистана к концу 2012 года, на два года раньше графика НАТО (хотя он и признает необходимость обсудить практические детали). Это станет важным испытанием способности Олланда к эффективному сотрудничеству с союзниками.

Второе испытание для его способности вести переговоры с другими лидерами будет в Европе. Одним из самых сильных обещаний его предвыборной платформы был призыв к пересмотру нового «налогово-бюджетного договора» Европейского Союза, одобренного всеми государствами-членами, за исключением Соединенного Королевства и Чешской Республики. По инициативе канцлера Германии Ангелы Меркель, утверждение договора является предварительным условием для участия Германии в финансовом плане спасения Греции и других проблемных стран еврозоны.

Изначально предложение Олланда рассматривалось как «оскорбление величества» Германии. Теперь все европейские лидеры – от Марио Монти в Италии до Мариано Раджоя в Испании и Элио ди Рупо в Бельгии – договорились о необходимости возрождения европейской экономики. Также поступили Марио Драги, президент Европейского центрального банка, Жозе Мануэль Баррозу, президент Европейской комиссии, председатель Совета ЕС Херман Ван Ромпей и, конечно, сама Меркель.

В Берлине на встрече, которая состоится 15 мая, Меркель и Олланд обсудят главный вопрос – как стимулировать экономический рост без увеличения государственного долга. До тех пор пока Меркель выступает против предложенного Олландом создания еврооблигаций с целью финансирования промышленных проектов, они не могут себе позволить тратить время, обнадеживая нервные рынки посланиями о единстве. Меркель уже поприветствовала идеи Олланда для плана роста Европы. Олланду тоже придется пойти на уступки.

Для французов, как и для всех европейцев, ЕС не является иностранным юридическим лицом, и его решения являются неотъемлемой частью внутренней политики. Благодаря этому Олланд, как настоящий про-европейский лидер, имеет шансы на успех на международной арене. Только сильная Европа обеспечит честную торговлю с развивающимися странами, особенно с Китаем. Только сильная Европа, наконец, реализует принцип соблюдения паритета в целях защиты европейских предприятий и предотвращения их перемещений, что являлось главной причиной безработицы.

В недавнем интервью Олланд заявил, что «Франция не просто европейская страна, а ее президент не просто мировой лидер». Французы рады это слышать. Но это утверждение также является основной проблемой Олланда: обеспечить, чтобы это утверждение оставалось верным в контексте двадцать первого века – века глобализации.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (3)

Please login or register to post a comment

  1. CommentedPierre ratcliffe

    with regard to this and the next 3 paras, it may be of interest to read this post in diploweb.org

    http://tinyurl.com/c7q5pk7

  2. CommentedPaul A. Myers

    Part of my misspent youth was as the CFO of a California high tech company in the center of the "creative gale of destruction." Part of Noelle Lenoir's youth was in a grande ecole in Paris. Alors, allons-y.

    "Only a stronger Europe will ensure fair trade with emerging countries." In this century, you have to out-compete, not whine about the rules. Fair trade is a tawdry political appeal, not a basis for forward policy action.

    "Only a stronger Europe will at last implement the principle of reciprocity...which has been the main cause of unemployment." Reciprocity is not the main cause of unemployment; lack of competitiveness based on flat productivity is. Basic cause and effect is misunderstood here. If this view is widely held in the Hollande administration, they are at best going to go sidewise. Hollande will look like Berlusconi without the girls!

    "...the main question - how to spur economic growth without increasing public debt..." First, this simply may not even be possible since public pump priming is usually needed to restart growth when aggregate demand is weak. Second, to hope for economic growth, without public debt, would imply making huge structural changes that would rapidly boost labor productivity. But this is not on Hollande's agenda.

    "A call for renegotiation of the European Union's new 'fiscal pact'..." But Hollande refuses to call for renegotiation of France's Labor Code, the Code du Travail. So the logical consequence seems to be that if France does not grow, then it is Germany's fault for not renegotiating the fiscal pact. Short-term political rationalization leads you into a long-term box canyon.

    Let's say Germany does renegotiate the fiscal pact. Will that get France growing again? Weakly at best?

    To get at France's basic problem, recommend Business Week's May 7 article on "Stop! Don't Hire That 50th Worker." This is about the absurdities of France's Code du Travail, its 3200-page boat anchor on French productivity. But change here is not on the agenda.

    France has large potential economic assets and advantages; one should free them up. France Libre!

Featured