5

Неучтенные мультипликаторы роста

ПРИНСТОН – В апреле 2010 года, когда мировая экономика стала восстанавливаться после внезапного финансового кризиса 2008-2009 годов, в своем докладе World Economic OutlookМеждународный валютный фонд предсказал увеличение мирового ВВП на более чем 4% в 2010 году, с устойчивым годовым ростом в 4,5% до 2015 года. Но оказалось, что этот прогноз был слишком оптимистичным.

На самом деле глобальный рост замедлился. В последнем докладе WEO МВФ предсказывает, что мировой ВВП вырастет только на 3,3% в 2012 году, и на 3,6% ‑ в 2013. Более того, сокращение возможностей экономического роста удивительно широко распространено.

Ошибочный прогноз имеет три возможные причины: неправильно рассчитанное время, которое требовалось для восстановления экономики после финансового кризиса; недооценка «фискальных мультипликаторов» (размер потерь производства из-за жесткой экономии бюджетных средств); а также пренебрежение «мультипликатором внешней торговли» (тенденция, по которой страны тянут друг друга вниз, когда их экономики рушатся).

По большей части, тяжесть последствий финансового кризиса была оценена правильно. Уроки, извлеченные из доклада WEO за октябрь 2008 года, в котором было проанализировано восстановление экономики после системного финансового стресса, были учтены в последующих прогнозах.

В результате, предсказания относительно США – где сокращение доли заемных средств домохозяйств продолжает сдерживать экономический рост – не оправдались только совсем незначительно. В апреле 2010 года, согласно докладу, темп экономического роста США будет составлять 2,5% годовых в 2012-2013 годах; текущие прогнозы предполагают, что темп роста будет чуть выше, чем 2%.

С другой стороны, фискальный мультипликатор был серьезно недооценен – что теперь было признано в докладе WEO. Таким образом, прогнозы для Великобритании – где проблемы финансового сектора очень похожи на проблемы США – были значительно менее точными.

В апреле 2010 года в докладе WEO предсказывалось, что годовой рост в Великобритании составит около 3% в 2012-2013 годах; вместо этого ВВП скорее всего сократится в этом году и возрастет примерно на 1% в следующем году. Многие из этих дорого обошедшихся отклонений от более ранних прогнозов можно отнести на счет слишком оптимистичных взглядов на консолидацию бюджетов, которые разделяли власти Великобритании и МВФ.

Подобным образом страны еврозоны с крупной задолженностью (Греция, Ирландия, Италия, Португалия и Испания) имели гораздо худшие показатели, чем прогнозировалось, что произошло из-за значительного сокращения расходов и повышения налогов. Например, ожидалось, что ВВП Португалии вырастет на 1% в этом году; но на самом деле он сократился на целых 3%. Европейская комиссия заявляет, что этот спад отражает высокий риск суверенного дефолта, а не консолидацию бюджета, но это предположение отвергается Великобританией, суверенный риск которой рынки считают практически не существующим.

Мультипликатор внешней торговли, который не так широко признан, помогает объяснить, почему сокращение роста было настолько широко распространено и стабильно. Когда рост экономики страны замедляется, она меньше импортирует из других стран, сокращая тем самым темпы роста этих стран и вынуждая их также сократить объем импорта.

Еврозона оказалась в эпицентре этой силы, сдерживающей мировой экономический рост. Так как страны еврозоны особо активно торгуют между собой и с остальным миром, замедление их роста значительно способствовало сокращению мировой торговли, что в свою очередь сильно снизило мировой экономический рост. В частности, так как европейский импорт из Восточной Азии сократился, рост экономик стран Восточной Азии резко сократился по сравнению с прошлым годом и прогнозами 2010 года – и, как и ожидалось, рост их импорта из других стран моментально снизился.

Мировая торговля неуклонно слабела, практически без улучшений, в течение последних шести месяцев. Некогда популярное высказывание, лежащее в основе прогнозов экономического роста, согласно которому увеличение экспорта обеспечит выход из кризиса, не вызывает доверия. Это заявление теперь звучит абсолютно иначе: когда экономический рост замедляется, снижение спроса на импорт со стороны торговых партнеров способствует распространению и углублению экономических проблем.

Влияние снижения активности мировой торговли наиболее явно проявляется в Германии, которая не была обременена чрезмерными задолженностями домохозяйств или корпоративными долгами и при этом находилась в выгодном финансовом положении. Чтобы выйти из кризиса Германия воспользовалась быстрым увеличением экспорта – особенно для удовлетворения активного спроса со стороны Китая. И хотя ожидалось, что темп роста постепенно снизится, он прогнозировался на уровне около 2% в 2012-2013 годах. Но когда экономический рост Китая снизился – отчасти из-за сокращения объемов экспорта в Европу – прогнозируемый показатель по ВВП Германии сократился вдвое. И учитывая, что экономические показатели этого года уже почти точные, можно сказать, что экономика Германии в настоящее время не растет – а может даже сокращается.

В лучшие времена торговля, спровоцированная экономическим ростом страны, стимулировала рост мировой экономики. Но во время кризиса последствия увеличения торговли имеют обратный эффект. По мере того как мировая экономика становится все более взаимосвязанной, влияние этих торговых мультипликаторов возрастают.

Действительно, хоть они и менее зловещие и драматичные, чем финансовые сокращения, побочные эффекты от увеличения торговли сильно воздействуют на перспективы роста мировой экономики. Неспособность распознать их влияние означает, что прогнозы относительно экспорта – и, в свою очередь, экономического роста – и дальше будут неточными. Прогнозируемого увеличения роста мировой экономики в следующем году, скорее всего, не произойдет. Напротив, ошибки применяемых политик и замедление роста в отдельных странах серьезно навредят экономике по всему миру.