Tuesday, September 2, 2014
0

Провал экзамена по Сирии

МАДРИД. 2 октября в Стамбуле сирийские разнородные оппозиционные движения дали согласие на формирование «Сирийского национального совета». Это самый важный шаг, сделанный разрозненными силами, которые с мая пытаются провести мирное восстание против режима президента Башара аль-Асада. Формирование Совета подняло моральный дух тех, кто требовал более сильного и единого представительства.

Но спустя всего два дня после создания этого эмбрионального Совета, он пережил свою первую большую неудачу. Франция, Великобритания, Германия и Португалия в сотрудничестве с США представили проект резолюции Совета Безопасности ООН, чтобы осудить репрессии в Сирии и положить конец применению силы против гражданского населения.

Проект был суррогатной версией предыдущего текста, предложенного в прошедшем июне. Он содержал такие туманные термины, как «особые меры» или «другие варианты». Он подчеркивал суверенитет, независимость, территориальную целостность Сирии, а также делал акцент на необходимость урегулирования нынешнего кризиса мирным путем посредством всеобъемлющего политического процесса ‑ и призывал к национальному диалогу, движимому изнутри страны. Проект предусматривал 30-дневный срок для изучения вариантов, по сравнению с 15 днями в более раннем проекте.

Цель была проста: вызвать воздержание при голосовании России и, следовательно, Китая. Однако Россия и Китай наложили вето на предложение, и только девять членов Совета Безопасности проголосовали «за», а Бразилия, Индия, Южная Африка и Ливан воздержались.

Есть три ключевых последствия голосования в Совете Безопасности. Во-первых, возрастет насилие. После того как в марте прошлого года вспыхнули протесты, по оценкам, были убиты 2700 человек, более 10amp#160;000 человек перебрались в Турцию и тысячи человек были арестованы. Правительство Асада не колеблется стрелять в гражданских лиц, осаждать города или отключать их от электричества и воды. А несколько дней назад стало известно, что около 10amp#160;000 сирийских солдат бежали и несколько сотен из них присоединились к конкурентным движениям, таким как свободная сирийская армия и движение свободных офицеров. Если не будут приняты некоторые меры международной защиты, движение, которое началось мирно, рискует перейти в новую и опасную фазу.

Во-вторых, будут серьезные последствия для региональной безопасности. Сирия является стратегической осью на Ближнем Востоке. Она была одной из стран, наиболее враждебных по отношению к Израилю, в основном через поддержку Хамаса, Ирана и Хезболлы. Хаос в Сирии будет угрожать стабильности Ливана и изменит геополитическое влияние Ирана в регионе. Ирак, управляемый шиитскими политическими силами, также пристально следит за эволюцией ситуации в Сирии, как и Турция, которая до недавнего времени рассматривала Сирию в качестве краеугольного камня своей региональной политики.

Наконец, голосование в Совете Безопасности показало четкое разделение в международном сообществе. Среди стран БРИКC ‑ Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки, все из которых оказались в Совете Безопасности – две страны наложили вето, а остальные воздержались (наряду с Ливаном, по понятным причинам). В случае решения о военной интервенции в Ливию, страны БРИКC решили «позволить» свергнуть полковника Муаммара Каддафи. С Сирией было по-другому, в этом случае никто из них не поддержал позиций, предлагаемых Европейским Союзом и США.

Состав Совета Безопасности не отличался бы существенным образом, если бы было достигнуто «идеальное» распределение мест. Тот факт, что не было достигнуто соглашения по Сирии, заставляет нас задуматься о будущих трудностях, с которыми мы столкнемся, управляя глобальной безопасностью.

Конечно, нет модели вмешательства по принципу «один размер подходит всем», но это не оправдывает уклонения от нашей «ответственности защищать» ‑ высокая концепция, которую поддерживал бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннан и которая была одобрена всеми государствами-членами ООН в 2005 году. Поддержка резолюции ослабила бы позиции Асада, поскольку это показало бы его изолированность от традиционных союзников, России и Китая. Это бы также показало единодушие международного сообщества в отрицании им репрессий и его приверженность к защите сирийского народа (хотя проект не упоминал о военной интервенции).

Принятых ЕС и США санкций против ��ежима Асада недостаточно. Но, до тех пор пока Советом Безопасности не будут приняты дополнительные меры – и, таким образом, узаконены ‑ другие альтернативы ограничены.

В последние годы, когда такие страны, как Китай, Индия и Бразилия заняли свое законное место на международной арене, «Большая семерка» уступила место «Большой двадцатке». Подобным образом, амбициозная реформа Международного валютного фонда была утверждена в 2010 году, чтобы отразить изменения в глобальном распределении власти.

Но это изменение в системе глобального управления не должно ограничиваться экономической политикой. В конце концов, глобализация принесла много общих благ, но также меньше дружественных аспектов, таких как обеспечение глобальной безопасности. Несмотря на нашу растущую взаимозависимость, Совет Безопасности ООН до сих пор не смог достигнуть достаточного консенсуса в решении таких острых вопросов, как Сирия.

Никто никогда не говорил, что дорога к более сильному глобальному управлению будет прямой или простой. Но нет обходных путей: без эффективных структур власти и подлинной приверженности всех игроков, будущее не выглядит многообещающим для глобальной стабильности и процветания.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured