Friday, August 29, 2014
0

Борьба Эфиопии за демократию

Когда мы, представители политической оппозиции Эфиопии, согласились участвовать в выборах, которые правительство назначило на июнь, мы не тешили себя иллюзией, что этот процесс будет безупречен. В конце концов, Эфиопия никогда не знала демократии. Диктатура Менгисту Хайле Мариама была самым чудовищным марксистским режимом Африки. На смену ей пришла сегодняшняя правящая партия EPRDF, чья “революционная демократия” является всего лишь более утонченной разновидностью того же самого режима.

Поэтому мы знали, что с выборами будут проблемы, что голосование не будет честным в том смысле, который западные страны считают само собой разумеющимся. Тем не менее, мы полагали, что оппозиция, во главе с Коалицией за единство и демократию (CUD), будет иметь пространство для маневра и проведения кампании, благодаря стремлению правительства к международной легитимности. Поэтому мы решили принять участие в выборах, настаивая при этом на их реальной политической открытости и честной конкуренции между кандидатами. Многие граждане страны, по всей видимости, согласились с этой стратегией.

Правительство действительно обеспечило некоторый доступ к СМИ и участвовало в более чем 10 теледебатах в прямом эфире. Так что, по крайней мере сначала, казалось, что у части правительственных кругов есть какое-то стремление к открытости процесса – если не полной, то частичной.

Теперь, однако, создается впечатление, что власти хотели лишь небольшой, управляемой открытости, при условии, что они в состоянии контролировать результат.

Приблизительно за месяц до выборов правительство начало закрывать политическое пространство, которое оно открыло. Его избирательная кампания приняла обвиняющий тон, делались заявления о том, что оппозиция стремится к уничтожению этнических групп путем геноцида. Оно называло оппозицию "interahamwe", вызывая у граждан воспоминание о вооруженных отрядах хуту, истребивших 800 000 руандских тутси в 1994 году. Правительство также начало преследовать оппозиционные партии, особенно в сельских районах.

Это было неприятно, но терпимо. Поэтому мы продолжали кампанию. Но ситуация стала еще хуже за неделю до голосования. Официальный проправительственный митинг в столице, Аддис-Абебе, не шел ни в какое сравнение по посещаемости с нашим митингом на следующий день, когда миллионы участников мирной демонстрации требовали перемен и выражали нам свою поддержку. В тот момент правительство поняло: демократическая открытость привела к тому, что процесс ускользает из-под его контроля.

За два дня до голосования наших наблюдателей и сторонников начали обыскивать, арестовывать и в одночасье предавать суду, приговаривая в основном к одному или двум месяцам тюрьмы. Мы опасались, что голосование пройдет в отсутствие наших наблюдателей. Поэтому мы – все оппозиционные партии совместно – провели пресс-конференцию за день до голосования, требуя, чтобы правительство освободило наших партийных работников и позволило людям голосовать свободно.

Хотя правительство не удовлетворило ни одного из этих требований, предварительные результаты ясно показали, что оппозиция получила много мест. Стало очевидно, что мы имели перевес во многих избирательных округах и что мы победили в Аддис-Абебе, как и в большинстве крупных городов и сельских районов.

Удивительно было то, насколько значительной была победа. В Аддис-Абебе проиграли высшие правительственные чиновники, в том числе министры просвещения и капитального строительства, а также спикер Палаты народных представителей. В сельских избирательных округах кандидаты оппозиции победили таких тяжеловесов от EPRDF, как министры обороны, информации и инфраструктуры, а также президентов двух крупнейших административных областей, Оромии и Амхары.

Правительство не мешкало с ответом: на следующий день, когда еще и половина избирательных округов не сообщила результатов, оно объявило о своей победе.

Ничего удивительного, что народ взорвался негодованием. Когда начались выступления студентов университетов, была введена в действие полиция, и один человек погиб. На демонстрациях, прошедших на следующий день, были убиты еще 36 человек. Вскоре после этого работники нашей канцелярии были задержаны, а председатель CUD Хайлу Шоэль и один из руководителей CUD Лидету Айялю были помещены под домашний арест. Сто сотрудников было арестовано только в нашей штаб-квартире в Аддис-Абебе, и еще многие – в региональных отделениях. До 6 000 человек оказались в тюрьме – как члены CUD, так и рядовые граждане.

Я опасаюсь, что воля народа Эфиопии будет задушена сторонниками «твердой руки» в правительственных кругах. Сомнение в подлинности заключительных результатов создаст опасность неустойчивости. Все – и правительство, и оппозиция, и народ – должны посвятить себя поиску мирного решения.

Чтобы восстановить спокойствие до проведения пересчета голосов, необходимы меры по установлению доверия. Вооруженные силы должны быть отведены с улиц. Запрет на общественные демонстрации должен быть снят. Тех, кто в тюрьме, необходимо отпустить или провести над ними справедливый суд. Тех, кто задержан прос��о за то, что они не поддерживают правительство, нужно освободить и дать им возможность участвовать в демократическом процессе. СМИ, контролируемые правительством, должны быть открыты для разнообразных мнений; в частности, нужно гарантировать доступ оппозиции.

Столь же важно то, что международное сообщество должно послать наблюдателей – и таким образом дать четкий сигнал правительству, что любая попытка удерживать власть с помощью силы или запугивания недопустима. Мировое сообщество должно продолжать наблюдать, как оно наблюдало в Грузии, Украине, Ливане, и Палестине.

Впервые за нашу многолетнюю историю мы, эфиопы, проголосовали по велению совести. Наши люди мужественно и дисциплинированно выполняли свой долг. Они заслуживают возможности строить подлинно демократическую политическую систему. Это для них единственная гарантия мирной жизни и будущего процветания.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured