Wednesday, April 23, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
1

Энергетические рынки или энергетическое управление?

МАДРИД. В этом месяце Международное энергетическое агентство опубликует свой годовой доклад «Перспективы мировой энергетики», имеющий решающее международное значение, который подтвердит, что мы находимся не на правильном пути, чтобы уменьшить глобальное потепление. Если продолжится текущая тенденция в производстве энергии, то в 2100 году средняя температура планеты будет выше более чем на 2ºC, чем в 1990 году, нанося необратимый вред планете и условиям для жизни людей.

Другой, более непосредственный кризис, сегодня почти полностью поглощает мировое внимание, отвлекая правительства и граждан от энергетических проблем, которые все еще стоят перед нами. В США долгое время не было дебатов на федеральном уровне по энергетике; Европейский Союз занят финансовым ураганом; а развивающиеся страны хотят сохранить быстрый экономический рост, чтобы вывести миллионы людей из бедности. В этом контексте следующее заседание Рамочной конвенции ООН по изменению климата (РКИК ООН), назначенное на конец ноября в Дурбане, в Южной Африке, проходит совершенно незамеченным.

Однако для человечества энергия играет фундаментальную роль, не только вследствие ее потенциально негативного воздействия, но также вследствие ее экономического значения: западные страны тратят 8-10% своего ВВП на энергию, а развивающиеся страны тратят в два или три раза больше. По этой причине нам нужна система для управления энергией.

Главным образом, благодаря своим негативным внешним воздействиям, нерегулируемый энергетический рынок не представляет собой полезный механизм управления, поскольку он не способен впитать экологические издержки. Было подсчитано, что наиболее загрязняющие источники энергии должны облагаться 70% налогом, чтобы отобразить их негативный эффект.

Существенная нехватка информации в этой области является еще одной причиной, по которой свободный рынок не работает. Часто, например, как со свойствами запасов газа, технически трудно получить информацию. Кроме того, правительства считают природные ресурсы стратегическими и не хотят предоставлять информацию о них. Наконец, сроки, связанные с энергетикой, обычно, большие: столетия воздействия на окружающую среду или десятилетия на то, чтобы окупить инвестиции. Таким образом, энергией нужно управлять через систему кооперации и регулирования.

Конечно, это будет сложно. Управление энергией требует одновременного учета технических, политических и экономических аспектов. Исследование и производство энергии задействует много различных дисциплин и технологий – эоловых (ветряных), фотоэлектрических, атомных, углевых и т.д. Нечто подобное существует и в политической сфере, в которой промышленные и экономические секторы организованы, но разделены. Также, необходимость международной координации представляет дополнительную трудность.

Энергетический сектор является примером неадекватности наших многосторонних институтов. Энергетическая политика является национальной, однако воздействие этого сектора глобальное. Утечка радиации, прорыв подводной нефтяной скважины и, прежде всего, выбросы CO2 угрожают не только одной стране. С другой стороны, энергетические выгоды принадлежат конкретным агентам, являются ли они потребителями, производителями или продавцами. Такой дисбаланс создает четкий стимул для безбилетников: они получают выгоду, в то время как мы платим.

Кроме того, глобальное управление необходимо, поскольку поставка и потребление энергии в мире не связаны. У немногих стран есть нейтральный энергетический баланс. Нефть, основной источник энергии в мире, является показательной в этом отношении. На Ближнем Востоке по нефти активный коммерческий баланс составляет 266%, а в США ‑ 65% дефицит. Такой географический дисбаланс требует упорядоченной системы торговли, четких норм, а также хорошо структурированного мирового рынка. Тем не менее, сегодня изобилуют непрозрачные двусторонние соглашения, а также сосуществуют очень разные экологические требования и противоречивые субсидии.

В результате наши глобальные энергетические институты крайне неадекватны. Международное энергетическое агентство признает только страны ОЭСР, и не включает Китай, крупнейшего потребителя энергии. Межправительственный Договор энергетической хартии, который обязывает подписавшиеся страны применять к энергетическим продуктам и услугам беспристрастные правила рынка, не был подписан США, вторым по величине в мире потребителем энергии, или ратифицирован Россией, крупнейшим производителем нефти в мире. Соглашения ВТО только косвенно затрагивают вопросы энергии, поскольку энергия рассматривается как исчерпаемый природный ресурс и, таким образом, во многих случаях освобождается от действия этих норм.

Кроме того, незападные страны – в том числе такие крупные потребители, как Китай и Индия, а также крупнейшие производители (страны Персидского залива и Россия) – не доверяют институциональной системе, созданной, в основном, Западом. Развивающиеся страны справедливо отмечают, что Запад несет ответственность за сегодняшнюю проблему изменения климата. Со времен промышленной революции и до недавнего времени развитие Запада не ограничивалось какими-либо экологическими рамками, и развивающиеся страны считают, что они не должны нести расходы по адаптации. Подобным образом, страны-производители выступают против отказа от одной из немногих основ власти, которые у них есть.

Решение должно содержать новый институт. Может, для начала, было бы хорошей идеей для крупнейших эмитентов в мире провести переговоры в рамках «Большой двадцатки», или сделать нечто подобное, по вопросам энергии. Впоследствии, переговоры могут быть сделаны доступными для всех государств, если их проведение будет проходить в рамках РКИК ООН.

Центр внимания переговоров должен быть комплексным, приводящим к ограничениям по выбросам, а также финансовой и технологической поддержке энергетических ресурсов, которые наносят меньше вреда окружающей среде. Ограничение выбросов будет налагать расходы на страны-экспортеры нефти непропорционально, а также на потребителей в развивающихся странах, в которых технологии менее современные.

На встрече в Дурбане в рамках РКИК ООН все страны – развитые, развивающиеся, имеющие или не имеющие природные ресурсы – должны объединиться, чтобы гарантировать, что после того как другой кризис, который сегодня колесит по миру, закончится, самый большой кризис из всех не застанет нас врасплох.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (1)

Please login or register to post a comment

  1. CommentedEveliina Mielikainen

    Although İ found the article very interesting and İ completely agree with the view expressed that the current institutions are inadequate in solving the geographical imbalance relating to the distribution and accessibility of energy resources. İ dısagree with the argument made concerning the West being free of environmental restrictions during the time of industrial revolution. Although at the time there was lack of supranational organisations to monitor the effects of industrialisation on the environment it was though a concern for the countries involved in the industrial revolution. For example the beginnings of environmentalist movements in the United States can be traced back to 1739 and Britain can be acknowledged for the first modern environmentalist law in 1863.

Featured