Friday, April 18, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Аптечный генетик

ЛА-ХОЙЯ, КАЛИФОРНИЯ. В июне 2000 года, когда было объявлено о составлении карты последовательности генома человека, президент США Билл Клинтон заявил: «Это совершит революцию в диагностике, предупреждении и лечении многих, если не всех человеческих болезней». Десятилетие спустя надежда уступила место разочарованию, отраженному в заголовках вроде «Генетическая карта не дает много новых лекарств».

Но пессимизм относительно возможности генетических исследований привести к прорыву в медицине возник из нереалистичных ожиданий. Действительно, хотя «серебряные пули», которые смогли бы вылечить наши самые страшные болезни, не найдены, прогресс в области взаимодействия генетических лекарств, известной как фармакогеномика, достигнут значительный.

Способность определять основные гены, отвечающие за нашу индивидуальную реакцию на прописанные лекарства, продвигается техникой, известной как полногеномный скрининг (GWAS). Весь человеческий геном имеет приблизительно шесть миллиардов оснований, но окно для исследования его структуры может иметь около миллиона оснований (0,01% от всего генома) с использованием специального устройства ‑ генного чипа. Основания на чипе выбираются, потому что они являются информационными маркировочными ячейками генома, как каталог почтовых индексов. Используя эту методику, мы изучили биологическую основу реакции на многие лекарства – как их эффективность, так и важные побочные эффекты.

Примеров такого прогресса за последние пару лет было немало, в том числе статины, Плавикс, интерферон, варфарин и антибиотик флуклоксациллин. Основной побочный эффект статинов, которые понижают уровень холестерина в крови, – это тяжелое воспаление мышц, и его можно предсказать с помощью простого генетического теста, так же как и реакцию на Плавикс, второй наиболее часто прописываемый препарат после статинов. Те, кто имеет хотя бы одну копию генного варианта, который не позволяет телу усваивать  Плавикс, имеют на 300% более высокий риск тромбоза стентов.

Эта вариация генов исключительно распространена и присутствует у 30% людей европейского происхождения и более чем у 50% азиатского происхождения. У многих таких пациентов удвоение дозы Плавикса и проверка функции тромбоцитов с помощью амбулаторного теста на подавление может устранить недостаток реакции. Существуют альтернативные лекарства, такие как празугрел или тикагрелор, которые можно употреблять вместо Плавикса, чтобы обойти проблему.

История с интерфероном, который в течение года давали пациентам с вирусом гепатита С, особенно поразительна. Это лечение было очень дорогим (около 50000 долларов), а пациенты чувствовали себя очень плохо, с гриппозными симптомами и общим недомоганием. Но лекарство действует только на половину пациентов. Теперь мы знаем, что простой генотип определяет, подействует интерферон или нет, и уже разрабатываются новые лекарства для тех, на кого он не действует.

Список продолжается. Для варфарина, широко применяемого для предотвращения образования тромбов, определение генотипа может привести к правильному дозированию и сокращению времени, необходимого для достижения стабильного состояния. С помощью определения генотипа можно, также, предсказать тяжелую интоксикацию печени при употреблении флуклоксациллина и лумирикоксиба.

Конечно, наша способность прогнозировать еще далека от совершенства. Благодаря методу GWAS мы только знаем простые варианты генов. К тому же, большинство лекарств еще даже не исследовались, так что предстоит пройти еще очень длинный путь.

Тем не менее, существенный и заметный прогресс был достигнут всего за пару лет. Более того, однажды мы узнаем – путем установления последовательности всего генома – о более редких генетических вариациях, которые отвечают за реакцию на лечение или побочные эффекты.

Это проложило путь к аптекам нового поколения. Определение генотипа сейчас может быть выполнено за 20 минут, а со временем и быстрее. Для заполнения рецепта на лекарство с известным фармакогенетическим профилем потребитель может быстро установить свой генотип и определить дозу, лекарство или склонность к серьезным побочным эффектам. Или даже лучше, многие люди предоставят образцы слюны компании, определяющей генотип потребителя, которая будет анализировать все их фармакогенетические данные и составлять обширные списки генотипов, обновляемые каждый месяц, а также сохранять данные в смартфонах потребителей.

В Соединенных Штатах менеджеры по выдаче фармацевтических пособий (МФП) рассматривают рецепты почти для всех крупных работодателей и ведут учет более 200 миллионов физических лиц. Два крупных МФП – Medco и CVS/Caremark объявили о планах проведения крупномасштабного определения генотипов для многих лекарств. Их мотивы заключаются в более эффективном использовании лекарств, отпускаемых по рецепту, вместе с получением преимущества над конкурирующими МФП. При ежегодных затратах на отпускаемые по рецепту лекарства, которые в США составляют 300 миллиардов долларов, определенно есть пространство для снижения расходов.

К сожалению, медицинское сообщество сопротивляется использованию фармакогенетических данных в клинической практике, несмотря на рекомендации распорядительных органов для многих лекарств. МФП и компании по определению геномов потребителей могут стать позитивной силой, способствующей и продвигающей использование таких данных.

Конечной целью фармакогеномики является обеспечение правильного выбора лекарства и дозы для каждого конкретного человека, без каких-либо значительных побочных эффектов. Несмотря на широко распространенное недопонимание практического эффекта генетических исследований, наука достигла большого успеха, и нам надо извлечь выгоду из этого движения, если мы хотим реализовать возможность индивидуализации медицины. Аптеки следующего поколения являются шагом на пути к этой цели.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured