Wednesday, October 1, 2014
0

Не надо винить Рио

ПАРИЖ. Мы прожили в 21 веке немногим более десяти лет, но уже создан ужасный прецедент: все крупные международные переговоры и совместные усилия, начатые в этом веке, пока что заканчивались неудачей.

Что касается окружающей среды, борьба против глобального потепления зашла в тупик. Последние три ежегодные конференции ООН по борьбе с изменением климата, проводившиеся в Копенгагене, Канкуне и Дурбане, не смогли продлить Киотский протокол.

Аналогичным образом, хотя прошлогодняя конференция в Париже по пересмотру Договора о нераспространении ядерного оружия и последующие переговоры о ядерном разоружении между президентом США Бараком Обамой и президентом России Дмитрием Медведевым в Нью-Йорке привели к некоторым позитивным изменениям, их результаты оказались весьма далеки от обеспечения будущего без ядерного оружия.

Этот список можно продолжать: события на Ближнем Востоке уничтожили все перспективы мира в регионе; меры по восстановлению мировой экономики, в том числе нормативные улучшения, такие как разделение розничных и инвестиционных банков, устранение налоговых убежищ и меры против конфликта интересов рейтинговых агентств, оказались слабыми; и последние две встречи «большой двадцатки» оказались абсолютно неудачными.

Причины этих неудач и стороны, ответственные за них, разнообразны, но есть одна постоянная: в последние годы резко усилилась националистическая, даже ксенофобная, риторика. Патриотизм и суверенитет сегодня подчеркиваются все более настойчиво, в то время как выражения недоверия к «другим» появились повсеместно – даже в Северном Ледовитом океане, где Канада и Россия находятся в состоянии, которое один эксперт назвал «холодной войной-лайт».

Следствием усиления «балканизации» международного сообщества является то, что конференции, ориентированные на достижение согласия, как правило, заканчиваются тупиком. Эти неудачи не означают, что большинство людей всего мира не сталкиваются с данными проблемами с глазу на глаз или что они не готовы принимать своевременные, даже мужественные, решения. К сожалению, чувства обычных людей редко празднуют триумф, когда встречаются правительства.

Вывод неизбежен: именно стремление к абсолютному (единогласному) согласию подрывает прогресс в основных глобальных вопросах. Ориентированные на согласие переговоры могут срабатывать, когда подписывается договор между победителями и побежденными – т.е. между сильным и слабым. После первой мировой войны союзные державы пытались содействовать установлению международного мира путем создания Лиги Наций. Но требование единогласия внутри Лиги фактически дало всем ее членам право вето, и отказ Сената США утвердить ее Устав обрек весь замысел на преждевременную смерть.

Полная неспособность Лиги Наций предотвратить вторую мировую войну привела ко второй попытке построить международное сообщество после окончания боевых действий. Новая организация, ООН, имела намного лучшую структуру, чем ее предшественница, и мир получил учреждение, которое поощряет дискуссии и совещательное принятие решений гораздо более энергично, чем это возможно в организациях, стремящихся к согласию.

Но произошел сдвиг, противоречащий духу Устава ООН. В попытке избежать резолюций или мер, которые выявляют их разногласия, великие мировые державы взяли привычку организовывать общемировые дискуссии и конференции, возвращающиеся к принятию решений на основе согласия.

В соответствии с Уставом ООН, основной задачей ее Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности является содействие международной безопасности. Но ООН стала «общим оператором» глобальных конференций, выступая в качестве администратора и поставщика услуг и объектов (таких как здания и переводчики) для событий, официально не являющихся частью ее основной деятельности. В результате ООН все чаще критикуют за неудачи подобных конференций, которые не только оставляют вопросы нерешенными, но и подрывают авторитет ООН.

В июне текущего года состоится конференция «Рио+20», на которой будет обсуждаться прогресс, достигнутый со времени первого «Саммита Земли», состоявшегося в Рио-де-Жанейро 20 лет назад. Готовящаяся для решения широкого спектра задач, в том числе с особым вниманием к экологичности экономики и к устойчивому развитию, конференция, кажется, обречена на провал. Без согласия не могут быть предприняты никакие действия, а согласие будет невозможным.

Конечно, есть шанс, что мир признает свое затруднительное положение на «Рио+20». Если большинство представленных стран осмелятся заявить о том, что требование согласия эквивалентно обеспечению паралича, и если они настоят на следовании процедурам голосования, закрепленным в Уставе ООН, мы можем увидеть огромный прогресс.

Глобальное потепление и экономический кризис угрожают международной безопасности. Уже это само по себе оправдывает передачу данных вопросов Генеральной Ассамблее ООН, которая, в отличие от Совета Безопасности, не знает правила вето. Тогда станет возможным принятие сильной декларации и призыв к обязательным для исполнения мерам по решению данных вопросов.

Экономические и экологические кризисы, с которыми мы столкнулись, являются слишком серьезными, чтобы играть в игры, создающие впечатление международного единогласия. Давно пора решать не только проблемы глобального потепления и экономического кризиса, но и проблему процедуры принятия международных решений. Почему бы не начать с «Рио+20»?

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured