Friday, October 31, 2014
0

Ясность в истории об алмазах

ПРИНСТОН. Алмазы имеют образ чистоты и света. Их дают в залог любви, и их носят как символ верности. Тем не менее, алмазы были причиной ужасных убийств, а также широко распространенных изнасилований и ампутаций.

Чарльз Тейлор, бывший президент Либерии, в настоящее время держит ответ перед Специальным судом в Гааге по обвинениям в военных преступлениях. Предполагается, что он использовал алмазы для финансирования повстанцев во время гражданской войны в Сьерра-Леоне. Это дело против Тейлора представляет собой лишь один из нескольких примеров, когда бриллианты способствовали обширным нарушениям прав человека.

Когда роль алмазов в разжигании вооруженных конфликтов в Африке привлекла внимание мировой общественности, алмазная промышленность создала кимберлийский процесс, чтобы убрать «кровавые алмазы» из международной торговли. Инициатива была встречена с некоторым успехом, хотя она полностью не остановила торговлю алмазами из терзаемых конфликтами стран, таких как Демократическая Республика Конго.

Тем не менее, недавно была выражена озабоченность – внутри алмазной торговли – что сфера кимберлийского процесса слишком ограничена и что потребители были таким способом убаюканы, полагая, что с алмазами больше нет этических проблем. Это далеко от истины.

Проблема достигла своего апогея в этом году, когда начался кимберлийский процесс, чтобы сертифицировать алмазы из Маранге в Зимбабве. Алмазное месторождение Маранге, обнаруженное в 2006 году, является одним из самых богатых из когда-либо найденных.

В соответствии с последним докладом от Partnership Africa Canada под названием «Бубны и трефы», солдаты насильно вербовали крестьян на работу в горнодобывающих синдикатах Маранге. Затем солдаты забирали половину доходов. Также происходили масштабные избиения и произвольные задержания. Когда Фарай Магуву, зимбабвийский активист по защите прав человека, распространил информацию о нарушениях, он был арестован (сейчас он опять на свободе).

Зимбабвийские власти утверждают, что насильственные нарушения прав человека прекратились, но этические проблемы с алмазами Маранге имеют гораздо более глубокие корни. Вскоре после того как было открыто месторождение, военные Зимбабве взяли этот район под свой контроль. По словам министра финансов Зимбабве Тендая Бити, спустя четыре года после того, как военные захватили алмазные месторождения, государственное казначейство не получило ни одной копейки роялти от продажи алмазов Маранге. Военная и политическая элита Зимбабве присвоила огромное богатство месторождения алмазов без каких-либо выгод для миллионов наиболее бедных жителей Зимбабве, которые нуждаются в услугах, на предоставление которых у страны есть ресурсы.

Это, конечно, не первый случай, когда открытие ресурсов в отсталой стране привело к богатству отдельных людей, а не большему процветанию для всех. Теодоро Обианг, диктатор крошечной, богатой нефтью Экваториальной Гвинеи, имеет официальную зарплату в 60 000 долларов США, но ему принадлежат шесть частных реактивных самолетов и дом в Малибу стоимостью в 35 миллионов долларов, другие дома в штате Мэриленд и в Кейптауне, а также автопарк «Ламборджини», «Феррари» и «Бентли».

Большинство людей, которыми правит Обианг, живут в крайней нищете со средней продолжительностью жизни в 49 лет и младенческой смертностью в 87 случаях на 1000 живорожденных (другими словами, более чем один ребенок из двенадцати умирает до своего первого дня рождения). Нигерия и Ангола являются другими вопиющими примерами стран, которым не удалось использовать свои нефтяные богатства на благо своего народа.

Парадоксально, но богатые природными ресурсами развивающиеся страны чаще находятся в худшем положении, чем сопоставимые страны, у которых не хватает этих ресурсов. Одна из причин заключается в том, что большие запасы ресурсов дают огромные финансовые стимулы для попыток свержения правительства и захвата власти. Повстанцы знают, что если им это удастся, они получат огромное личное богатство, смогут наградить тех, кто поддержал переворот, и получить достаточно оружия, чтобы удержаться у власти, независимо от того, насколько плохо они правят. Если, конечно, некоторые из тех, кого они вооружают, сами не поддадутся искушению контролировать все это богатство.

Таким образом, ресурсы, которые должны служить на пользу развивающихся стран, вместо этого становятся проклятием, которое приносит коррупцию, перевороты и гражданские войны. Если мы используем товары, произведенные из сырья, полученного из бедной страны, когда прибыль не используется на благо народа этой страны, мы становимся соучастниками крайне несправедливой формы воровства.

Поэтому вдохновляет то, что обеспокоенность зимбабвийскими бриллиантами была вызвана внутри самой алмазной торговли. Группа Rapaport, международная сеть компаний, предоставляющая услуги алмазной промышленности, отказывается вносить алмазы Маранге в списки своей платформы торговли алмазами, RapNet. Мартин Рапапорт, председатель группы, призвал к предоставлению свободного доступа к алмазным месторождениям неправительственным организациям и представителям промышленности для мониторинга ситуации с соблюдением прав человека. Более важно то, что ранее в этом году в своей речи в Мумбаи он изложил требования для узаконивания алмазов Маранге, которые включают некоторые гарантии того, что «доходы от продажи алмазов распределяются легально таким способом, который обоснованно и справедливо служит на благо народа Зимбабве».

Существует необходимость в более высоких стандартах, чем те, которые установил кимберлийский процесс. Если бы потребители настаивали на покупке только этичных алмазов, трейдеры могли бы перенаправить это требование к их источникам. И если бы алмазная промышленность смогла поставить себя на этичную основу, она могла бы направить послание и другим отраслям, которые связаны с ресурсами, фактически воруемыми у одних из самых бедных людей в мире.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured