0

Долой атомные бомбы!

ЛОНДОН. Одной из самых удручающих особенностей сегодняшних международных обсуждений является то, что угроза человечеству, создаваемая 23 000 единиц ядерного оружия всего мира (а также теми, кто может создать дополнительное ядерное оружие или не прочь использовать его), стала в политике какой-то не особо важной темой.

Президент США Барак Обама действительно привлёк к данному вопросу внимание всего мира своим выступлением в Праге в 2009 г., убедив многих в необходимости создания мира без ядерного оружия. И он действительно занялся новым важнейшим договором с Россией по сокращению вооружений, а также организовал встречу в верхах с целью снижения уязвимости ядерного оружия и материалов к краже и распространению.

Но вопросы, связанные с ядерным оружием, до сих пор не имеют значительного общественного резонанса и политического внимания. Лишь очень смелый игрок поставит на то, что Сенат США более или менее скоро утвердит Договор о всеобъемлющем запрещении испытаний ядерного оружия.

Фильм «Неудобная правда» (An Inconvenient Truth) получил премию «Оскар», привёл Альберта Гора к Нобелевской премии и привлёк огромное внимание всего мира к разрушительному влиянию изменения климата. Но «Обратный отсчёт до ноля» (Countdown to Zero), не менее убедительный документальный фильм, сделанный той же производственной группой и показывающий весьма наглядно, насколько близко и как часто мир приближался к ядерной катастрофе, остался практически незамеченным.

Самоуспокоенность берёт верх над опасением почти везде. Катастрофа на японской атомной станции в Фукусиме вызвала многочисленные обсуждения о безопасности атомной энергетики, но не о ядерном оружии. Создаётся впечатление, что страх перед ядерным уничтожением исчез вместе с «холодной войной».

В самом деле, кажется, что бомбардировка Хиросимы и Нагасаки произошла в какие-то незапамятные времена; возникли новые ядерные государства, а мир от этого не погиб; террористам ни разу не удалось угрожать какому-либо крупному городу ядерным оружием; а обладание ядерным оружием (для тех государств, у которых оно есть), по-видимому, является, скорее, источником спокойствия и гордости, чем опасения и замешательства. Кроме лишь некоторых исключений, сегодняшнее поколение политических лидеров не проявляет особого интереса к ядерному разоружению и тем более к нераспространению ядерного оружия. А их народы не настаивают на том, чтобы они вели себя по-другому.

Мало кто работал больше для того, чтобы встряхнуть мир и вывести его из состояния самоуспокоенности, чем четыре из самых трезвых реалистов, которые когда-либо занимали государственные должности: бывшие государственные секретари (министры иностранных дел) США Генри Киссинджер и Джордж Шульц, бывший министр обороны США Уильям Перри и бывший сенатор США Сэм Нанн. В серии экспертных статей в течение последних пяти лет они неоднократно били тревогу о том, что риски, связанные с ядерным оружием, перевешивают его любую возможную пользу в сегодняшней ситуации с безопасностью. Более того, они призывают к полному переосмыслению стратегии «сдерживания путём устрашения» с целью свести к минимуму и, в конечном итоге, устранить опору на данное самое неизбирательное и разрушительное оружие из когда-либо изобретённого.

На прошлой неделе данная «группа четырёх» организовала в Лондоне закрытую встречу с ведущими учёными-исследователями и с 30 особыми гостями – бывшими министрами иностранных дел, министрами обороны, генералами и послами, разделяющими их опасения и стремления. Но наш средний возраст составлял 65 лет, а пределы нашей эффективности хорошо описал бывший министр обороны Великобритании Дес Браун: «Люди, которые раньше кем-то являлись, действительно хотят решить данный вопрос. Проблема в том, что его не хотят решать те, кто являетсякем-то сейчас».

Для решения данной проблемы нет быстрого способа. Укрепление идей, подобных тем, что высказывались на лондонской встрече, в общественном и политическом сознании будет медленным и трудным процессом. Но данные идеи заслуживают внимания, поэтому мы просто вынуждены продолжать данный процесс.

Первая идея заключается в том, что угроза ядерной катастрофы остаётся чрезвычайно реальной. Разрушительная способность существующих мировых арсеналов в 150 000 раз превышает мощность бомбы, сброшенной на Хиросиму, и в обращении с ними существует постоянная возможность человеческой ошибки, ошибки системы или неправильного вывода в состоянии стресса.

Пакистан против Индии – это потенциально разрушительный конфликт, а Северная Корея и Иран остаются постоянными источниками беспокойства. Мы знаем, что террористические группировки обладают возможностью создавать ядерные устройства и могут взорвать их там, где у них это получится: мы просто не можем быть уверены в том, что можно вечно препятствовать их доступу к расщепляющимся материалам, необходимым для создания такого оружия.

Вторая идея заключается в том, что доктрина «сдерживания путём ядерного устрашения», появившаяся во время «холодной войны», неуместна в сегодняшнем мире. До тех пор пока существует ядерное оружие, государства могут оправдывать сохранение минимальной способности «ядерного сдерживания». Но это можно делать без нахождения оружия в состоянии повышенной боевой готовности и со значительно сокращёнными арсеналами в случае США и России, и, в худшем случае, на текущем уровне для других ядерных государств.

Третья идея заключается в том, что, если существующие ядерные державы искренне желают, чтобы другие страны не присоединялись к их клубу, они не могут продолжать оправдывать обладание ядерным оружием как средством защиты себя или своих союзников от другого оружия массового поражения, особенно биологического оружия или обычных вооружений. В действительности, одним из самых сложных вопросов, препятствующих серьёзному движению в сторону разоружения (несомненно, в случае Пакистана против Индии и в случае России и Китая против США), является дисбаланс обычных видов вооружений, и способы решения данного вопроса должны стать первоочередными в списке политических задач.

Последняя идея заключается в том, что ни разрозненные действия, ни многочисленные призывы не решат проблему. Вопросы ядерного разоружения, нераспространения ядерного оружия, борьбы с терроризмом и сокращения риска ядерной энергетики тесно переплетены, и для их решения необходимо постоянное стремление в рамках подробного плана и детальные обсуждения. Громкие заявления и беззаботные разговоры – это маловероятный путь спасения от ядерного уничтожения.

Киссинджер – не абсолютный идеал. Но его всегда стоит послушать, и особенно, когда он говорит о вопросе, который задаёт уже долгие годы: когда произойдёт следующая катастрофа с ядерным оружием, а она произойдёт непременно, мир должен будет отреагировать на неё максимально эффективно. Почему бы не начать сейчас?