Friday, October 31, 2014
0

После бен Ладена

НЬЮ-ЙОРК. Убийство Усамы бен Ладена спецназом США является значительной победой над глобальным терроризмом. Но это веха, а не поворотный момент в том, что остается постоянной борьбой с не предсказуемым концом.

Значение того, что было достигнуто, отчасти объясняется символическим значением бен Ладена. Он был иконой, представляющей возможность с успехом бороться с США и Западом. Это икона теперь уничтожена.

Еще одно позитивное последствие заключается в продемонстрированном эффекте контртеррористических операций, проведенных солдатами США. В результате, хочется надеяться, некоторые террористы решат стать бывшими террористами – и некоторые молодые радикалы сейчас должны будут подумать дважды, прежде чем стать террористами.

Но любое торжество должно быть подкреплено определенными реалиями. Кончину бен Ладена, как бы ее ни приветствовали, никоим образом не стоит приравнивать к смерти терроризма.

Терроризм представляет собой децентрализованное явление ‑ в его финансировании, планировании и исполнении. Удаление бен Ладена не означает конец террористической угрозы. Есть преемники, начиная с Аймана аль-Завахири в «Аль-Каиде», а также в автономных группах, действующих из Йемена, Сомали и других стран. Таким образом, терроризм будет продолжаться. В действительности он может усугубиться в краткосрочной перспективе, поскольку наверняка найдутся те, кто захочет показать, что они все еще могут нанести удар по Западу.

Лучшая параллель, о которой я могу подумать, когда дело доходит до понимания терроризма и методов борьбы с ним – это болезнь. Есть шаги, которые можно и нужно сделать, чтобы атаковать или нейтрализовать некоторые типы вирусов или бактерий; для снижения уязвимости перед инфекцией; а также, чтобы уменьшить последствия инфекции, если, несмотря на все наши усилия, мы заболели. Болезнь не представляет собой нечто, что можно устранить, но часто ею можно управлять.

Есть очевидные параллели с терроризмом. Как мы недавно были свидетелями, террористы могут быть атакованы и остановлены, прежде чем они могут причинить вред; отдельные лица и страны можно защитить; а общество может принять меры по укреплению своей устойчивости, когда его успешно атаковали, поскольку в отдельных случаях это неизбежно будет происходить. Эти элементы всеобъемлющей стратегии борьбы с терроризмом могут свести угрозу к управляемому или, по крайней мере, допустимому уровню.

Но терпимо – это не достаточно хорошо, когда дело доходит до защиты невинных людей. Мы хотим сделать лучше. Ответ следует искать в области профилактики. Многое еще предстоит сделать, чтобы прервать вербовку террористов, тем самым снижая угрозу, прежде чем она материализуется.

Большинство террористов сегодня – это молодые люди мужского пола. И, в то время как подавляющее большинство мусульман в мире не являются террористами, многие из террористов в мире являются мусульманами. В этом отношении чрезвычайную помощь могло бы оказать выступление арабских и мусульманских политических лидеров против преднамеренного убийства мужчин, женщин и детей кем бы то ни было в политических целях. В этом ключевую роль также могут сыграть религиозные лидеры, педагоги и родители. Терроризм должен быть лишен любой легитимности, которую ему могут приписывать.

Одно потенциальное позитивное развитие здесь связано с политическими изменениями, которые мы наблюдаем во многих частях Ближнего Востока. Будет больше шансов, чем раньше, что молодые люди станут более интегрированными в их собственные общества (и станут менее подвержены притягательности экстремизма), если они будут пользоваться большими политическими и экономическими возможностями.

Пакистан, скорее всего, будет играть решающую роль в определении будущего распространения терроризма. К сожалению, в то время как он является домом для некоторых из самых опасных террористов в мире, он играет гораздо меньшую роль, чем полноправное партнерство в борьбе против него. Некоторая часть пакистанского правительства испытывает симпатию к терроризму и не желает действовать против него; другая часть просто не имеет возможностей действовать против него эффективно.

Возможности гораздо легче предоставить, чем волю. Внешний мир может и должен продолжать оказывать помощь, чтобы помочь Пакистану обрести силу и навыки, необходимые для борьбы с современными террористами.

Но никакая внешняя помощь не может компенсировать отсутствие мотивации и приверженности. Пакистанские лидеры должны раз и навсегда сделать свой выбор. Недостаточно быть ограниченным партнером в борьбе с террором; Пакистан должен стать полноправным партнером.

Некоторые пакистанцы будут протестовать против последних американских военных действий, утверждая, что они нарушают суверенитет Пакистана. Но суверенитет не является абсолютным, он включает в себя обязательства, а также права. Пакистанцы должны понять, что они потеряют некоторые из этих прав, если они не выполнят свои обязательства по обеспечению того, чтобы их территория не использовалась для укрытия террористов.

Если ситуация не изменится, то независимые военные операции, проводимые американскими солдатами, станут уже не исключением, а правилом. Это не такой желательный результат, как присоединение Пакистана к тому делу, на которое должны быть направлены общие усилия международного сообщества. На кону не только помощь, но и собственное будущее Пакистана, поскольку в отсутствие подлинной приверженности делу борьбы с терроризмом, это только вопрос времени, когда страна станет жертвой инфекции, которую она отказывается лечить.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured