8

Аскетичный рост?

ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ. Реакцией немецкого правительства на призыв недавно избранного президента Франции Франсуа Олланда к более ориентированной на рост политике было заявление, что не должно быть никаких изменений в программе строгой экономии еврозоны. Скорее всего, к уже существующим программам могут быть «добавлены» отдельные меры поддержки роста, такие как увеличение объемов кредитования Европейского инвестиционного банка и выпуск совместно гарантированных «проектных» облигаций для финансирования конкретных инвестиций.

Многие в Германии и за ее пределами заявляют, что необходимы и строгость, и больший рост, и что более пристальное внимание к экономическому росту не означает снижения строгости. Драма продолжающегося кризиса еврозоны сосредоточила внимание на Европе, однако дебаты о политике строгой экономии имеют более обширные последствия, в том числе и для Соединенных Штатов.

Должны быть установлены три основных момента. Во-первых, в условиях массовой безработицы и избыточных мощностей объемы выпуска продукции в краткосрочном периоде в первую очередь определяются спросом, а не предложением. В странах-членах еврозоны на национальном уровне можно проводить только фискальную политику, поскольку денежно-кредитную политику контролирует Европейский центральный банк. Так что да, более быстрому экономическому росту действительно требуется более медленное сокращение бюджетного дефицита.

Единственным контраргументом является то, что медленная бюджетная корректировка приведет к дальнейшему сокращению доверия и ударит по своей цели, приведя к снижению частных расходов. Это может быть правдой, если страна заявит, что она в основном отказывается от планов бюджетной консолидации и связанной с ней международной поддержки, но это крайне маловероятно в случае, если страна решит продлить срок бюджетной корректировки согласованно с поддерживающими институтами, такими как Международный валютный фонд. Более того, МВФ недвусмысленно рекомендует более медленную бюджетную консолидацию для Испании в своем докладе 2012 года о Перспективах развития мировой экономики.

Без большей краткосрочной поддержки платежеспособного спроса многие увязшие в кризисе страны могут столкнуться с нисходящей спиралью сокращения расходов, сокращения производства, роста безработицы и еще большего дефицита бюджета за счет увеличения затрат на сети безопасности и из-за снижения налоговых поступлений, вызванных падением объемов производства и ростом безработицы.

Во-вторых, это возможно, хотя и не просто – выбрать пакет финансовой консолидации, более благоприятный для роста, чем другие. Существует очевидное различие между инвестиционными и текущими расходами, на которое указал премьер-министр Италии Марио Монти. Первые, если они правильно спланированы, могут заложить основу для долгосрочного роста.

Также существует различие между государственными расходами с эффектом высокого мультипликатора, такими как поддержка низкодоходных групп населения с высокой склонностью тратить деньги, и снижением налогов для богатых, значительная часть которых, вероятно, будет превращена в сбережения.

И последнее, но не менее важное: существуют более долгосрочные реформы, такие как реформы рынка труда, которые увеличивают гибкость, при этом не приводя к крупномасштабным увольнениям (модель, довольно успешно реализуемая Германией). Кроме того, сроки выхода пенсию и пенсионная реформа могут увеличить долгосрочную финансовую устойчивость, не создавая социальных конфликтов. Здоровый пожилой человек может по достоинству оценить возможность работы на неполный рабочий день, если в этом вопросе будет определенная гибкость. Задача состоит в том, чтобы интегрировать такую работу в общее функционирование рынка труда с помощью соответствующего регулирования и стимулов.

И наконец, особенно в Европе, где страны тесно связанны торговлей, скоординированная стратегия, которая увеличит время на консолидацию бюджетов и сформирует благоприятную для роста политику, будет иметь значительные преимущества по сравнению со стратегиями отдельных стран, благодаря положительным внешним эффектам (и благодаря предотвращению стигматизации отдельных стран). Должна существовать европейская стратегия роста, а не испанская, итальянская или ирландская стратегия. Такие страны, как Германия, у которых имеется профицит текущего счета, также помогут и себе, помогая стимулировать европейскую экономику в целом.

Более медленное фискальное сокращение, наличие пространства для инвестиций в государственный бюджет, способствующие росту фискальные пакеты и координация национальной политики с критическими вкладами стран с профицитом могут сделать многое в деле оказания помощи Европе в преодолении ею кризиса в среднесрочной перспективе. К сожалению, Греция стала особым случаем, который требует целенаправленного и специфического лечения, которое, скорее всего, включает в себя еще один этап прощения государственного долга.

Но недостаточные, а иногда и контрпродуктивные действия, в сочетании с паникой и чрезмерной реакцией на финансовых рынках, привели некоторые страны, такие как Испания, которая в принципе является платежеспособной и сильной экономикой, к краю пропасти, а с ней и всю еврозону. В ближайшей краткосрочной перспективе ничто не будет иметь смысла, даже превосходный государственный инвестиционный проект, или рекапитализация банка, если правительство вынуждено занимать по 6-процентным ставкам, или большим, чтобы финансировать их.

Эти процентные ставки должны быть снижены путем покупки ЕЦБ государственных облигаций на вторичном рынке до достижения достаточного снижения целевых уровней затрат по займам и/или за счет использования ресурсов Европейского механизма стабильности. Лучшим решением было бы повысить эффективность обоих каналов посредством их использования – и делать это надо немедленно.

Такой подход позволил бы обеспечить передышку, необходимую для восстановления доверия и осуществления реформ в атмосфере умеренного оптимизма, а не отчаянья. Риск бездействия или ненадлежащих действий достиг огромных масштабов.

Не катастрофическое землетрясение и не цунами разрушило производственные мощности южной Европы. То, что мы наблюдаем, и то, что теперь влияет уже на весь мир, ‑ это рукотворная катастрофа, которая может быть остановлена и обращена вспять скоординированными ответными мерами.