0

Следующая ось Азии

СЕУЛ. В прошлом месяце лидеры Китая, Японии и Южной Кореи договорились о начале в этом году трехсторонних переговоров по заключению соглашения о зоне свободной торговле (ЗСТ). Если переговоры завершатся успехом, то глобальную торговую карту необходимо будет перерисовать. ЗСТ, которая включает, соответственно, вторую, третью и двенадцатую крупнейшие экономики (по паритету покупательной способности на 2011 год), с населением в 1,5 миллиарда человек, затмит Европейский Союз и страны Североамериканского соглашения о свободной торговле НАФТА (Соединенные Штаты, Канада и Мексика).

Действительно, Северо-Восточная Азия станет третьей основной осью региональной экономической интеграции после ЕС и НАФТА. До нынешнего дня область не могла институализировать экономическое сотрудничество так же энергично, как Европа и Северная Америка. Но если предложения, которые обсуждались в прошлом месяце в Пекине, будут реализованы, то в результате эта ЗСТ может превзойти НАФТА по степени интеграции и значения для мировой экономики.

Кроме того, образование Китаем, Японией и Южной Кореей ЗСТ, скорее всего, вызовет цепную реакцию. Например, импульс может распространиться на юг и стимулировать АСЕАН, которая имеет двухсторонние соглашения о свободной торговле с каждой из трех стран, присоединиться к группе. Такой поворот событий был бы эквивалентен созданию Восточно-Азиатской зоны свободной торговли, которую АСЕАН+3 предусматривала около десятилетия назад. Если это произойдет, то другие страны ‑ Австралия, Новая Зеландия и, самое главное, Индия ‑ могут попытаться вскочить на подножку.

США, разумеется, необходимо отреагировать на создание любых трехсторонних Северно-Азиатских ЗСТ, чтобы сохранить свою роль в мировой торговле и в цепочках поставок, которые превалируют в азиатских экономиках. Они, скорее всего, будут стремиться расширить и углубить зарождающееся Транс-Тихоокеанское партнерство (ТТП) – торговое соглашение, которое было создано президентом США Бараком Обамой в прошлом году.

В частности, США настоятельно рекомендуют Японии присоединиться к ТТП, поскольку США, скорее всего, хотели бы единого Тихоокеанского экономического сообщества, а не его разделения на Азиатский и Тихоокеанский регионы. Поскольку Япония не хотела бы быть отрезанной от США по стратегическим соображениям, она действительно может принять приглашение Америки.

В этом случае Япония и Южная Корея должны найти способ связать ориентированную на Китай Азию и центрированный вокруг США Тихоокеанский регион. Несмотря на меньшую по размерам экономику, Южная Корея, судя по всему, подготовлена лучше, чем Япония, для того чтобы играть эту важную роль. Южная Корея уже, после нескольких лет сложных переговоров, заключила соглашение о ЗСТ с США и планирует в этом году провести переговоры о создании двусторонней ЗСТ с Китаем.

Таким образом, ключевой вопрос заключается в том, насколько Япония будет готова взять на себя аналогичную роль связующего звена. Участие Японии позволит смягчить Азиатско-Тихоокеанскую поляризацию и поспособствует усилению импульса региональной интеграции.

Но масштабы внутренних проблем, с которыми на данный момент сталкивается Япония, кажутся слишком серьезными для ее политических лидеров, чтобы играть активную роль на политической арене. На протяжении почти десяти последних лет японское правительство было довольно хрупким и недолговечным, и текущие дебаты по повышению налога на добавочную стоимость могут привести к очередной смене администрации. Кроме того, мощные японские сельскохозяйственные группы интересов, особенно Центральный союз сельскохозяйственных кооперативов, могут усилить свою оппозицию как к трехстороннему ЗСТ с Китаем и Южной Кореей, так и к ТТП с США.

На руководителей Японии давят с двух сторон. Если они ничего не предпримут, в то время как Южная Корея продолжает заключать соглашения о свободной торговле, Япония потеряет рынки в США и Китае. А если они начнут действовать, то внутренняя политическая оппозиция, скорее всего, будет настолько агрессивной, насколько это необходимо для того, чтобы отобрать у них власть. Это является основной причиной, из-за которой Японии будет трудно заключить предполагаемый договор о создании трехсторонней зоны свободной торговли, даже несмотря на недавнее одобрение премьер-министром Ёсихико Нода. В действительности, в настоящий момент возможно заключение менее жесткого договора о зоне свободной торговли, из зоны действия которого были бы устранены чувствительные отрасли экономики каждой из стран.

Для Китая политические соображения, кажется, являются сильнейшей мотивацией для создания Северо-Восточно-Азиатской зоны свободной торговли. Но для того чтобы при помощи трехсторонней ЗСТ расширить свое экономическое и политическое влияние, Китаю потребуется повысить прозрачность, открыть свой сектор услуг и удалить нетарифные барьеры. В сущности, он должен принять правила системы, основанной на отношениях со своими двумя соседями – то, чего правительство Китая всегда опасалось. Однако одним из преимуществ Китая в реализации стратегии ЗСТ является то, что он все еще остается авторитарным государством и поэтому может подчинить себе внутреннею оппозицию гораздо проще, чем это могут сделать правительства Японии и Южной Кореи.

Наконец, Южная Корея, которая заключила соглашение о создании ЗСТ практически с каждым важным экономическим игроком в мире (США, ЕС, АСЕАН, Индия), может быть лучше подготовлена к заключению трехстороннего соглашения о ЗСТ, чем Япония. Но ей тоже придется столкнуться с сильным сопротивлением со стороны отечественных сельскохозяйственных групп и обрабатывающих отраслей, которые могли бы мобилизоваться против трехстороннего соглашения еще сильней, чем они выступали против ЗСТ с США.

Если трехсторонний Северо-Восточно-Азиатский договор о зоне свободной торговле будет подписан, то три страны будут иметь возможность создавать больший рыночный спрос внутри страны в периоды более слабого спроса со стороны Запада, и получат большее влияние в глобальной политической экономике. Трехсторонняя ЗСТ также, скорее всего, поспособствует стабилизации хлопотных политических отношений между тремя странами и сможет обеспечить более благоприятные условия для возможного восстановления экономики Северной Кореи.

Множество преимуществ Северо-Восточно-Азиатской ЗСТ очевидны. Вопрос заключается в том, не является ли это стремление слишком далеко идущим.