Thursday, July 31, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
3

Обама принял год Ирана

ПРИНСТОН – Поскольку президент США Барак Обама заступает на свой второй срок, ему придется посвятить большую часть своего внимания разработке стратегии по приведению внутренних финансов Америки в порядок. Но внешнеполитические проблемы также приобретают угрожающие размеры, и, несмотря на продолжающиеся конфликты в Сирии и возможное распространение военных конфликтов и на регион Сахель в Африке, в Вашингтоне пришли к согласию, что 2013 год будет «годом принятия решения» об Иране.

Свой первый срок пребывания у власти Обама начал с предложения сотрудничать с Исламской Республикой; как он заявил в своей первой инаугурационной речи в 2009 году, «Мы готовы протянуть руку, если вы готовы разжать свой кулак». Он повторил это заявление, пусть и гораздо более уклончиво, в своей второй инаугурационной речи: «Мы продемонстрируем свое мужество и попытаемся разрешить наши разногласия с другими странами мирным путем – не потому что мы не принимаем всерьез опасности, с которыми сталкиваемся, а потому что сотрудничество сможет избавить нас от подозрений и страха на более долгое время».

Как недавно заявил американский ученый и активист Хусейн Ибиш, Обама сформировал свой кабинет таким образом, чтобы иметь максимальную свободу для переговоров о сделке с Ираном. В частности, он назначил ветеранов войны на пост государственного секретаря и министра обороны, что обеспечит его важным внутренним политическим прикрытием для соглашения, которое неизбежно потребует отмены санкций в отношении Ирана и, почти наверняка, признания его права обогащать уран на низком уровне концентрации. Это должно продемонстрировать правительству Ирана, что США серьезно относятся к сделке, а также, что, каким бы ни было предложение США, это лучшая сделка, на которую оно может рассчитывать.

Администрация Обамы собрала внеочередную коалицию стран, чтобы ввести экономические санкции, которые оказывают видимое влияние на цены и доступность товаров в Иране, а также на способность даже таких мощных институтов, как Стражи революции, вести дела.

Но коалиции создаются не навсегда, а санкции – это чаще всего палка о двух концах, так как затрагивают и покупателей, и продавцов. Такие страны, как Южная Корея и Япония, например, сократили свой импорт иранской нефти крайне неохотно; а страны вроде Китая и России редко честно выполняют санкции вообще.

Кроме того, Обама не может долго угрожать, что «все возможные варианты предложены и других не будет», не теряя при этом доверия со стороны Ирана и других стран Ближнего Востока. Как отмечает внешнеполитический эксперт Брукингского института Сюзанна Мэлони, страны в регионе и за его пределами уже обеспокоены отсутствием управления США в ситуации с Сирией. Если США еще раз пойдут на переговоры на серьезных условиях (надежное предложение и искреннее желание участвовать), получат отказ, а потом не предпримут никаких действий, этим они открыто заявят о себе как о «бумажном тигре». В этот момент коалиция, накладывающая санкции, скорее всего, распадется на фоне еще большего снижения доверия к руководству США.

США, таким образом, загнали себя в угол. Бывший американский советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский в последнее время выступал решительно против военных действий, предлагая вместо этого стратегию, в соответствии с которой санкции должны продолжать действовать вместе с расширением политики сдерживания. Как и в случае политики, применяемой США в отношении советского блока во время холодной войны, «Иранские военные угрозы, направленные на Израиль или любую другую дружественную страну США на Ближнем Востоке, будут рассматриваться, как если бы они были направлены на сами Соединенные Штаты, и спровоцируют соразмерный ответ США».

Я определенно вижу мудрость в подходе Бжезинского. Но Обама завел США и их союзников слишком далеко. Кроме того, и что самое главное, Бжезинский забывает, что намерение Обамы не дать Ирану получить ядерное оружие исходит не только из его заботы о безопасности Израиля и стабильности на Ближнем Востоке.

Обама неоднократно заявлял о том, что он имеет своей целью превратить мир в «глобальный нуль» ‑ мир без ядерного оружия. Он уверен (как и бывшие государственные секретари Генри Киссинджер и Джордж Шульц, бывший министр обороны Уильям Перри и бывший сенатор Сэм Нанн), что если мир не найдет способ жить без ядерного оружия, мы окажемся в международной системе, где 30-50 государств буду обладать им, неприемлемо сильно увеличивая риск случайного или преднамеренного запуска. Стремление убедить великие державы ликвидировать свои ядерные арсеналы может показаться политически странным, все равно что пытаться провести закон об огнестрельном оружии в Конгрессе США, но по этому вопросу, также, Обама дал ясно понять, что он готов попробовать.

Какой бы логичной и привлекательной ни была политика сдерживания, намерение Обамы добиться глобальной денуклеаризации как часть его наследия означает, что он не позволит очередной стране приобрести ядерное оружие у него на глазах, как его предшественники позволили Индии, Израилю, Северной Корее и Пакистану. Таким образом, ставки, как для США, так и для Ирана очень высоки.

Другим странам не стоит недооценивать решимость Обамы; правительства, поддерживающие отношения с Ираном, должны подчеркнуть, что время для заключения сделки пришло. А такие страны, как Турция и Бразилия (и, возможно, Индия и Египет), могли бы играть полезную роль, продумывая для Ирана способы сохранить лицо и удовлетворить требования международного сообщества, наряду с долгосрочными альтернативами обогащения топлива, которые бы способствовали снижению глобальной ядерной угрозы. Союзники Америки, в свою очередь, должны быть готовы сплотиться, как в стремлении заключить сделку, так и в готовности нанести военный удар.

Искусство управления государством состоит в том, чтобы не выбирать между войной и дипломатией, как если бы они были взаимоисключающими альтернативами, а понимать, как они могут сочетаться друг с другом. В случае с Сирией Запад неоднократно призывал к дипломатии, в то же время исключая всякую возможность военных действий, что привело к предсказуемо плохим результатам. США не повторят этой ошибки с Ираном.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (3)

Please login or register to post a comment

  1. CommentedCharles Holley

    Read the article "Rothschild Wants Iran's Banks" and that will explain everything. American banks and corporations want to take over Iran's successful economy.

    http://americanfreepress.net/?p=2743

  2. CommentedZsolt Hermann

    Unfortunately the US and its President more and more resembles those speakers in London's Hyde Park, who stand on the podium, producing beautiful speeches, long term goals but apart from some lonely people or the pigeons nobody truly listens.
    The world is not for the US to rescue or solve, moreover wherever they entered they left very confusing, unsettled situations behind that will hunt them for a long time.
    The President and the US most probably will find themselves in a reactive state, firefighting, trying to answer, defuse multiple exploding scenarios around Iran, Pakistan, Afghanistan, China, North Korea.
    What not only the US but other countries also have to understand today we evolved into such an interconnected and interdependent human network, where even the "smallest" conflict necessitates a truly global, and truly mutual cooperation, where all the participants enter, and participate as equals.
    The age of superstars, "most valuable players" is over, we have to get used to simple, but effective teamwork.

  3. CommentedPatrick Lietz

    If the explosion that seems to have happened at the Fordo facility is anything to go by, we can expect that the Obama administration is not going to attack Iran.

    Rather, current evidence suggest that a low intensity war is already being waged by means of economic sanctions, terrorist attacks, assassinations and electronic malware.

    Whether or not Iran's nuclear activities are the actual drivers of Washington's behaviour is, however, much more debatable.

Featured