Wednesday, October 1, 2014
0

Американский социализм для богатых

Несмотря на разговоры о “зелёных ростках” экономического подъёма, американские банки двигаются в обратном направлении под нагрузкой их регулирования и контроля. В то время как политики ведут дискуссию об их приверженности реформе регулирования с целью предотвратить возможность повторного возникновения кризиса, это единственная сфера, в которой действительно существует опасность, и банки мобилизуют оставшиеся силы, чтобы показать, что у них есть достаточно ресурсов для продолжения политики прошлых лет.

Старая система хорошо работала для банков (пусть даже и не очень для акционеров), так почему же они должны приветствовать перемены? И действительно, усилия по их спасению почти не содержали предложений по необходимой нам новой послекризисной финансовой системе, в которой мы нуждаемся, и мы можем получить такую банковскую систему, которая будет менее конкурентоспособной и при которой крупные банки, которые были слишком крупными, чтобы обанкротиться, стали еще крупнее.

Все уже давно признали тот факт, что те американские банки, которые слишком крупны, чтобы обанкротиться и прогореть, также являются слишком крупными, чтобы ими управлять. Это одна из причин, почему картина по работе нескольких из них так печальна. Когда они терпят банкротство, правительство проводит финансовую реструктуризацию и предусматривает страхование депозитов, получая, таким образом, долю в их будущем. Чиновники осознают, что если надолго займут выжидательную позицию, то банки-зомби или почти обанкротившиеся банки с маленьким собственным капиталом или без него, ведущие себя, как если бы они были жизнеспособными и конкурентными учреждениями, будут играть в русскую рулетку со своим реанимированием. Если на карту будет поставлено многое и они выиграют, то завоюют прибыль; если же они обанкротятся, то правительство будет платить по счетам и брать на себя расходы.

И это не просто теория. Это урок, который мы извлекли - грандиозные расходы, понесенные во время кризиса сбережений и выдачи ссуд в 80-х. Когда банкомат выдаёт: “Недостаток средств на счёте”, правительство не желает, чтобы это у банка был недостаток денежных ресурсов вместо такового на вашем счету, и оно вмешивается до того, как касса оказывается пустой. В процессе финансового оздоровления акционеры оказываются банкротами, а владельцы облигаций становятся новоиспечёнными акционерами. Иногда правительство должно предоставлять дополнительные денежные средства или же инвестор должен взять обанкротившийся банк под свой контроль и управление.

Однако администрация Обамы выдвинула новую идею: они слишком крупные для проведения финансовой реструктуризации. Администрация утверждает, что ситуация значительно ухудшится, если мы будем “играть” с этими крупными банками по обычным правилам. Рынки поддадутся панике. То есть, мы не просто не должны трогать владельцев облигаций, но даже не можем сделать это и с акционерами, даже если бы оценочная стоимость существующих акций базировалась исключительно на оказанной правительственной помощи.

Мне кажется, что это решение неверно. Я полагаю, что администрация Обамы напугана и прогибается под весом политического давления со стороны крупных банков. В результате администрация путает понятие “выручать из беды банкиров и их акционеров” с понятием “выручать из беды банки”.

Реструктуризация предоставляет банкам возможность начать всё с начала – у новых потенциальных инвесторов (будь то держатели акций или работающие по долговым обязательствам) появится больше уверенности и доверия, другие банки будут желать предоставлять им займы, а они, в свою очередь, захотят ссужать остальным. Владельцы облигаций получат выгоду от планомерно реструктуризированных активов, и если величина активов действительно превышает ожидания рынка и сторонних аналитиков, то они, в конечном счете, будут “пожинать плоды”.

Но ясно то, что существующая и будущая цена стратегии Обамы очень высока и пока что не достигла своей конечной цели возобновления ссудной деятельности. Налогоплательщикам приходится платить миллиарды и предоставлять миллиарды больше под залог и гарантии; счета, по которым, вероятно, будет уплачено в будущем.

Переписывать правила рыночной экономики и приносить пользу и прибыть тем, кто принёс мировой экономике столько горя – это хуже, че�� платить большие деньги. Большинство американцев рассматривают это как вопиющую несправедливость, особенно после того, как они наблюдали перенаправление банками миллиардов, предназначенных для восстановления ссуды на выплату ненормированных премий, поощрений и дивидендов. Расторжение общественных договоров – это то, что не может быть легко осуществлено.

Но эта новая форма суррогатного капитализма, при которой убытки национализируются, а прибыли приватизируются, обречена на провал. Происходит искажение стимулов. И на рынке отсутствует финансовая дисциплина. Слишком крупные для реструктуризации банки понимают, что могут спекулировать на безнаказанности и освобождении от обязательств, и у Федеральной резервной системы имеется предостаточно денежных фондов, по которым она может обратить процентные ставки практически в ноль.

Некоторые называют этот новый экономический режим “социализмом с американскими особенностями”. Но в основе социализма лежит забота об обычных людях. В отличие от этого, Америка оказывает мало помощи тем миллионам американцев, которые теряют свои жилища. Рабочие, теряющие рабочие места, получают пособия по безработице только в течение 39 недель, а затем им самим приходится заботиться о себе. И когда рабочих увольняют, большинство из них также лишаются своей медицинской страховки.

Соединённые Штаты беспрецедентно расширили корпоративную систему социальной защиты, от коммерческих банков на инвестиционные банки, затем на страхование, а теперь и на автомобилестроение. Ей нет конца и края. На самом же деле это никакой не социализм, а задел для долголетия корпоративной политики, отстаивающей мощное социальное обеспечение. Богатые и могущественные мира сего обращаются к правительству и просят максимально возможной поддержки, в то время как действительно нуждающиеся в помощи обычные люди получают её в ничтожно малом количестве.

Нам следует прекратить существование слишком крупных, чтобы стать банкротами, банков и нет никаких признаков того, что эти “монстры” принесут пользу общественности, которая окажется соизмерима с теми расходами и издержками, которые они наложили на остальных. И если мы не прекратим их существование, то нам следует наложить очень жёсткие ограничения на их деятельность. Нельзя позволять им делать то, чем они занимались в прошлом – играли в азартные игры с затратами и издержками других и спекулировали на них.

Всё это обнажает другую проблему со слишком крупными, чтобы разориться и реструктуризироваться, американскими банками – они слишком мощные в политическом аспекте. Их лоббируемые интересы принесли хороший урожай – сначала разрегулировали государственную экономику, а затем перенесли бремя уплат на налогоплательщиков. У них есть надежда – это сработает снова, и они смогут делать то, что им заблагорассудится, не считаясь с рисками налогоплательщиков и экономики в целом. И мы не можем позволить себе этому случиться.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured