0

Стратегия выживания для еврозоны

НЬЮ-ЙОРК. После кризисов в Греции и Ирландии и распространения финансовой «инфекции» на Испанию и возможно даже Италию, еврозону в настоящее время охватил серьезный кризис. Существует три возможных сценария дальнейшего развития событий: «действуем наобум», основанный на существующем подходе «дай взаймы и молись»; «распад» с неорганизованным реструктурированием долгов и возможным выходом из «зоны» наиболее слабых членов; и «более тесная интеграция», предполагающая некую форму финансового союза.

Сценарий «действуем наобум» с предоставлением финансовых средств странам-членам, находящимся в бедственном положении (предполагающий корректировку финансовой политики и структурные реформы) в надежде, что у них низкий уровень ликвидности, но тем не менее, они платежеспособны ‑ является нарушением равновесия. Фактически, этот сценарий может привести к сценарию беспорядочного распада, в случае если в ближайшее время не будут проведены институциональные реформы и не будут предприняты другие меры для более тесной интеграции и восстановления экономического роста в границах еврозоны.

Кризис начался из-за слишком большой негосударственной задолженности и финансового регулирования, что привело к росту государственного долга и дефицита, так как кризис и рецессия вызвали резкое ухудшение финансового состояния, и частные убытки в основном приобрели общественный характер в связи с принятием мер по выводу финансовых систем из кризиса. После этого страны, находящиеся в тяжелом финансовом положении, которые потеряли выход на рынок ‑ Греция и Ирландия ‑ получили дотации для выхода из кризиса от Международного валютного фонда и Европейского Союза.

Но никто не сможет вывести из кризиса эти «суперсуверенные» державы, если будет доказано, что страны являются неплатежеспособными. Таким образом, существующая стратегия «отфутболивания» очень скоро достигнет своего предела, и для спасения еврозоны будет необходим новый план.

Первая институциональная реформа приняла форму более масштабного «конверта» государственных ресурсов, который будет означать квази-союз. Официальных ресурсов в настоящее время достаточно для «спасения» Греции, Ирландии и Португалии, но они не смогут предотвратить самостоятельного развития краткосрочной государственной и финансовой задолженности Испании и других членов еврозоны, которые потенциально находятся в тяжелом финансовом положении.

Поэтому, даже если эти страны проведут необходимые фискальные и структурные реформы, будет необходимо увеличение официальных ресурсов. Дело в том, что нервные инвесторы не ходят быть последними в цепочке, в случае кризиса, и существует вероятность беспорядочного стремления к выходу, когда официальных ресурсов будет недостаточно.

Сразу же после полной унификации финансовой системы или ее варианта в виде облигаций еврозоны, увеличение официальных ресурсов может быть получено через значительное увеличение Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF) и увеличение обязательства Европейского центрального банка по выкупу долгосрочных облигаций и операциям по увеличению ликвидности для поддержки банков. Так как квази-союз предполагает, что основные экономики Еврозоны прекратят систематическое оказание помощи для выхода из кризиса странам, находящимся на периферии зоны, то только официальная утрата финансовой независимости – надежное обязательство стран, находящихся на периферии еврозоны по соблюдению финансовой дисциплины в среднесрочном и долгосрочном периоде, может позволить преодолеть существующее в настоящее время политическое противостояние Германии и других государств.

Однако, даже более значительного «конверта» официальных ресурсов будет недостаточно для того, чтобы остановить проблемы неплатежеспособности  Греции, Ирландии и, возможно, Португалии и Испании. Таким образом, второй пакет политик и институциональных реформ требует, чтобы всех кредиторов, не получивших обеспечения от банков и других финансовых институтов, необходимо «уговаривать», т.е. они должны принимать убытки (или «факторы риска») по своим требованиям. Это необходимо для предотвращения включения увеличивающегося частного долга в государственные балансовые отчеты, что может привести к «фискальному взрыву». Если для организованной реструктуризации задолженности в отношении основных кредиторов, не получивших обеспечения, необходим новый трансграничный режим для закрытия неплатежеспособных европейских банков, то такой режим должен быть безотлагательно применен.

Аналогичным образом, суперсуверен��ые державы не могут продолжать оказывать поддержку по выходу из кризиса государствам, находящимся в тяжелом финансовом положении, которые являются неплатежеспособными, а не страдают от низкой ликвидности. Таким образом, в дополнение к организованному режиму разрешения ситуации для банков, Европа должна применить политику по ранней организованной реструктуризации государственного долга стран с тяжелым финансовым положением. Ожидание такой реструктуризации до 2013 года, как это было предложено канцлером Германии Ангелой Меркель, разрушит доверие, что будет означать больший риск по оставшимся требованиям частного сектора к государственным заемщикам.

Таким образом, реструктуризация, основанная на рыночной экономике путем обмена предложениями, должна произойти в 2011 году. Чем раньше произойдет такой обмен предложениями, тем меньше могут быть убытки частных кредиторов. Этого пути, ограничения суммы кредита в зависимости от номинальной стоимости задолженности, можно избежать, выпустив новые облигации, которые будут иметь только увеличенный срок погашения и плавающую процентную ставку с фиксированным максимумом, установленным ниже существующих на сегодняшний день неприемлемых рыночных ставок. Ожидание реструктуризации неподдерживаемой задолженности может привести к беспорядочной реструктуризации и значительным рискам для некоторых частных кредиторов.

И наконец, Европе необходима политика, которая восстанавливает конкурентоспособность и экономический рост на периферии еврозоны, где ВВП либо все еще остается без изменений (Греция, Испания и Ирландия), либо незначительно растет (Италия, Португалия). Без экономического роста будет тяжело стабилизировать государственный и частный долг и дефицит – как долю ВВП – наиболее важного индикатора финансовой жизнеспособности. Кроме того, без экономического роста, негативная социальная и политическая реакция против болезненных мер по «затягиванию поясов» может свести на нет меры жесткой экономии и подорвать реформы.

К сожалению, режим жесткой финансовой экономии и структурные реформы являются, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, рецессионными и дефляционными. Поэтому, для восстановления экономического роста необходима другая политика. ЕЦБ должен проводить более жесткую монетарную политику для обеспечения стремительного роста и резкого увеличения конкурентоспособности в пределах еврозоны, в условиях «слабого» евро. Кроме того, Германия должна отложить свою финансовую консолидацию, по крайней мере, она должна сократить на несколько лет налоги для обеспечения своего собственного стремительного экономического роста, а также ‑ через торговлю ‑ экономического роста государств на периферии «зоны».

В течение нескольких следующих месяцев станет ясно, могут ли европейские руководители, принимающие политические решения, найти компромисс и применить реформы, которые снизят угрозу распада еврозоны. Пойдет ли Евросоюз по пути более стабильной, устойчивой тесной интеграции или же значительно вырастет риск реализации сценария нестабильного и беспорядочного распада?