20

Идеальный глобальный шторм

НЬЮ-ЙОРК. Кажется, что свинцовые финансовые и экономические грозовые облака надвигаются со всех сторон: еврозоны, США, Китая и других стран. Действительно, в 2013 году экономика может оказаться в очень сложной обстановке и негде будет укрыться.

Во-первых, кризис еврозоны усугубляется из-за того, что евро остается слишком сильным, жесткие уже на начальном этапе меры экономии бюджетных средств усугубляют спад во многих странах-членах, а кредитный кризис на периферии и высокие цены на нефть подрывают перспективы восстановления. В банковской системе еврозоны идет процесс балканизации по мере того, как обрезаются межграничные и межбанковские кредитные линии, и бегство капитала из периферийных банков может превратиться в полномасштабный набег на банки в случае весьма вероятного отказа Греции от евро в ближайшие несколько месяцев.

Кроме того, налогово-бюджетный кризис и кризис суверенных долгов ухудшается за счет возвращения спредов процентных ставок для Испании и Италии к своим неустойчивым пиковым уровням. Действительно, еврозоне международная помощь может потребоваться не только для спасения банков (как недавно в Испании), но и для введения в действие полномасштабных мер по спасению суверенных стран в тот момент, когда сил еврозоны и международных брандмауэров станет недостаточно для выполнения задачи по поддержке Испании и Италии. Из этого можно сделать вывод, что беспорядочный развал еврозоны остается возможным.

Дальше на запад экономическая производительность США снижается ‑ рост за первый квартал составил всего лишь 1,9 %, что значительно ниже их потенциала. И процесс создания новых рабочих мест пошел на спад в апреле и мае, так что США могут выйти на холостые обороты к концу года. Более того, риск двойной рецессии в следующем году растет: даже если то, что выглядит надвигающейся на США финансовой скалой, окажется всего лишь небольшим порогом, вероятное увеличение некоторых налогов и сокращение некоторых трансфертных платежей снизит рост реальных доходов и потребления.

Более того, политический тупик в отношении бюджетной консолидации, скорее всего, сохранится вне зависимости от того, кто победит на выборах в ноябре: Барак Обама или Митт Ромни. Таким образом, новые споры о потолке долга, риск паралича работы правительства и падения рейтингов могут еще больше снизить потребительскую и деловую уверенность, сокращая расходы и ускоряя уход в безопасные гавани, что только усугубит падение на фондовых рынках.

На востоке Китай, с его неустойчивой моделью роста, может к 2013 году оказаться под водой, если продолжится процесс наращивания инвестиций, а реформы, направленные на повышение уровня потребления будут слишком незначительными и будут проведены слишком поздно. Новое китайское руководство должно ускорить структурные реформы, направленные на сокращение национальных сбережений и увеличение доли потребления в ВВП, однако разногласия внутри руководства относительно темпов реформ, а также вероятность ухабистого политического перехода показывают, что реформы будут проводиться недостаточно быстрыми темпами.

Экономический спад в США, Еврозоне и Китае уже означает массивное замедление роста в других развивающихся рынках из-за их торговых и финансовых связей с США и Европейским Союзом (поскольку не произошло «разъединения»). В то же самое время, отсутствие структурных реформ в развивающихся странах, а также их движение в направлении усиления государственного капитализма, препятствует росту и приведет к снижению их способности к быстрому восстановлению.

И, наконец, затяжная напряженность на Ближнем Востоке между США и Израилем, с одной стороны, и Ираном ‑ с другой, по поводу распространения ядерного оружия может достичь точки кипения к 2013 году. Нынешние переговоры, скорее всего, провалятся, и даже ужесточение санкций может не остановить попытки Ирана создать ядерное оружие. Поскольку США и Израиль не хотят рассматривать перспективу ядерного сдерживания Ирана, военное противостояние в 2013 году приведет к массивному всплеску цен на нефть и глобальной рецессии.

Эти риски уже усугубляют экономический спад: фондовые рынки во всем мире падают, что приводит к негативным эффектам благосостояния, действующим на потребление и капитальные расходы. Затраты по займам растут для государств с высокими задолженностями, кредитное нормирование подрывает малые и средние предприятия, а падение цен на сырьевые товары снижает доход стран-экспортеров. Увеличение неприятия риска ведет к принятию экономическими агентами позиции «подождем и посмотрим, что будет», что делает замедление в какой-то мере самореализующимся.

По сравнению с 2008-2009 годами, когда политикам было достаточно пространства для маневра, монетарная и фискальная власти уже истратили все политические патроны (или, более цинично, политических кроликов, вытаскиваемых из их шляп). Кредитно-денежная политика ограничивается близкими к нулю процентными ставками и повторяющимися раундами количественного смягчения. Действительно, экономика и рынки теперь сталкиваются не с проблемами ликвидности, а с кризисами кредитования и несостоятельности. Между тем, неустойчивые дефициты бюджета и государственного долга в большинстве развитых стран серьезно ограничили возможности дальнейшего налогово-бюджетного стимулирования.

Использование обменных курсов для повышения чистого экспорта является игрой с нулевой суммой, в то время как частные и государственные сокращения доли заемных средств подавляют внутренний спрос в странах, которые работают с дефицитом текущего счета, а структурные проблемы производят тот же эффект в странах с профицитом. В конце концов, более слабая валюта и лучший торговый баланс в каких-то странах обязательно предполагают более сильную валюту и слабый торговый баланс в других странах.

Между тем, возможность отступления, ограждения и спасения банков и других финансовых учреждений ограничена политикой и неспособностью практически неплатежеспособных государств погасить дополнительные потери в банковской системе. В результате, государственный риск теперь становится банковским риском. Действительно, государства, особенно в еврозоне, сбрасывают большую часть своего государственного долга на балансы банков.

Для предотвращения неупорядоченного развала еврозоны сегодняшняя политика жесткой экономии бюджетных средств должна стать значительно более постепенной, а новые финансовые соглашения ЕС должны быть дополнены соглашением о росте; также должен быть образован финансовый союз и проведена долговая реконструкция (выпуск евроооблигаций). Кроме того, должно быть начато полное банковское объединение, начиная с распространяющейся на всю еврозону системы страхования вкладов, и также должно рассматриваться движение в сторону большей политической интеграции, даже в случае выхода Греции из еврозоны.

К сожалению, Германия сопротивляется всем этим ключевым политическим мерам, поскольку она зациклена на кредитных рисках, которым будут подвергаться ее налогоплательщики при большей экономической, фискальной и банковской интеграции. В результате, вероятность катастрофы еврозоны растет.

И хотя облако над еврозоной может разразиться самой мощной грозой, не только оно одно угрожает мировой экономике. Задраить люки!